Ответственность членов совета директоров

Обязанность действовать добросовестно и разумно в интересах корпорации несет не только руководитель, но и члены коллегиальных органов. В случае нарушения указанного требования с виновных лиц могут быть взысканы убытки.

Совет директоров принимает стратегически важные решения, от правильности которых зависит, пойдут ли дела компании в гору или, наоборот, покатятся камнем вниз. Они влияют не только наличие активов, но и стоимость акций (долей), в постоянном росте которых заинтересованы акционеры (участники).

Специфика коллегиального органа — вхождение в него сразу нескольких лиц — позволяет разделить ответственность между всеми членами, за исключением тех из них, кто:

  • голосовал против решения, которое повлекло причинение убытков, или,
  • действуя добросовестно, не принимал участия в голосовании.

Истец и ответчик

Правом на иск к члену совета директоров наделены следующие лица:

  • само общество в лице единоличного исполнительного органа;
  • иные члены совета директоров;
  • акционер или акционеры, владеющие в совокупности не менее чем 1% размещенных обыкновенных акций общества (п. 5 ст. 71 Федерального закона ≪Об акционерных обществах≫, далее — Закон об АО);
  • если речь идет об обществе с ограниченной ответственностью — любой участник, вне зависимости от размера принадлежащей ему доли в уставном капитале общества;
  • доверительный управляющий.

Ответчиком может выступать как действующий член совета директоров, так и лицо, полномочия которого как члена совета директоров уже прекратились.

На практике встречаются случаи, когда срок полномочий совета директоров акционерного общества истек, но фактически совет директоров продолжает действовать и принимать решения по иным вопросам, чем только подготовка, созыв и проведение годового общего собрания акционеров (п. 1 ст. 66 Закона об АО). Если же члены нелегитимного совета директоров успели причинить обществу ущерб, то он также может быть взыскан с виновных лиц (постановление Президиума ВАС РФ от 22.10.2013 № 1114/13).

Истец должен принять разумные меры по заблаговременному уведомлению других участников корпорации и, в соответствующих случаях, корпорации о намерении обратиться с иском в суд, а также предоставить им иную информацию, имеющую отношение к делу. Закон об АО устанавливает срок уведомления — он не должен составлять менее пяти дней до обращения в суд.

В течение трех дней после получения подтверждения о принятии судом иска к производству непубличное АО обязано довести до сведения акционеров полученные уведомление от истца и прилагаемые к нему документы, а публичное АО — разместить полученные от истца документы на сайте, используемом для раскрытия информации, и раскрыть информацию о принятии судом иска к производству (ст. 93.1 Закона об АО).

Федеральный закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ ≪Об обществах с ограниченной ответственностью≫ строгих правил о сроке уведомления о намерении обратиться с иском в суд не устанавливает.

Данный порядок предусмотрен для того, чтобы остальные акционеры (участники) также могли реализовать свое право на судебную защиту и присоединиться к иску. Если же акционер (участник) не присоединится к иску, то в дальнейшем он не вправе обращаться в суд с тождественными требованиями, если только суд не признает причины этого обращения уважительными (п. 2 ст. 65.2 ГК РФ). Аналогичные разъяснения содержатся в п. 31 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 ≪О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации≫.

Корпорация в лице соответствующего органа и присоединившиеся к иску участники корпорации не могут без согласия истца полностью или частично отказаться от иска, изменить основание или предмет иска, заключить мировое соглашение или соглашение по фактическим обстоятельствам. В случае присоединения к иску иных участников истец также не имеет права совершать указанные действия без согласия всех таких участников.

Несогласные с заявленными требованиями лица вправе вступить в дело на стороне ответчика в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований.

Распределение бремени доказывания

Для взыскания убытков с члена совета директоров истец должен доказать:

  • факт причинения убытков, их размер;
  • противоправность действий и вина привлекаемого лица;
  • наличие причинной связи между действиями (бездействием) ответчика и наступившими неблагоприятными последствиями.

Недоказанность одного из названных элементов влечет полный отказ в удовлетворении исковых требований (постановление Президиума ВАС РФ от 22.05.2007 № 871/07).

Ответчик, в свою очередь, должен представить доказательства того, что он действовал добросовестно и разумно в интересах организации.

Критерии недобросовестных и неразумных развиты в постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 № 62 ≪О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица≫. В каждой конкретной ситуации суд определяет, проявил ли ответчик заботливость и осмотрительность и принял ли все необходимые меры для надлежащего исполнения своих обязанностей. Например, ответчик не может быть признан виновным в причинении обществу убытков, если он действовал в пределах разумного предпринимательского риска.

В силу своего положения истец, в отличие от ответчика (члена совета директоров), может не иметь конкретных доказательств, свидетельствующих о недобросовестности последнего (например, протоколы об одобрении заведомо невыгодных сделок). Сложно представить, чтобы ответчик добровольно принес в суд нужные истцу документы. Определение судьи об истребовании тоже может остаться без фактического исполнения, так как размер штрафа (для граждан до 2500 рублей, должностных лиц — 5000 рублей, для организаций — 100 000 рублей, ч. 1 ст. 119 АПК РФ) зачастую несопоставимо мал по сравнению с суммой вменяемых убытков. Поэтому если ответчик и корпорация займут пассивную позицию — член совета директоров не даст полные пояснения относительно своих действий и обстоятельств дела, а корпорация не представит соответствующие документы, то на ответчика может быть переложено бремя доказывания отсутствия нарушения обязанности действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно.

Основной причиной отказа в исках к членам совета директоров является отсутствие регулирования конкретных обязанностей таких лиц. В отличие от единоличного исполнительного органа, член совета директоров не выступает от имени общества в хозяйственном обороте, по общему правилу не обладает представительскими полномочиями в отношении общества и не может от его имени, например, заключить договор.

Таким образом, причинно-следственная связь между его действиями (бездействием) и причиненными компании убытками не всегда очевидна.

С другой стороны, совет директоров является волеобразующим органом и его решения влияют на финансовое состояние компании и решения, которые принимает единоличный исполнительный орган. Например, одобрение советом директоров крупной сделки является основанием для подписания руководителем организации соответствующего договора.

Убытки за невыгодные сделки

Одно из популярных оснований для привлечения членов совета директоров к ответственности за причиненные убытки — одобрение невыгодной сделки. Как правило, по таким делам к ответственности солидарно привлекается и руководитель, заключивший от имени организации эту сделку (постановление Арбитражного суда Московского округа от 21.07.2016 № Ф05-10147/2012 по делу № А40-31179/2012).

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 21.07.2016 № Ф05-10147/2012 по делу № А40-31179/2012

В рамках дела о банкротстве КБ «Охотный ряд» с бывшего председателя правления и 5 бывших членов совета директоров были взысканы убытки в общем размере 199 000 000 рублей. Эта сумма состояла из долгов заемщиков банка по выданным, но невыплаченным кредитам. Попытки конкурсного управляющего взыскать деньги успехом не увенчались — у заемщиков не оказалось ни имущества, ни доходов. Более того, управляющий смог доказать, что на момент выдачи кредитов заемщики обладали признаками «фирм-однодневок» — в штате числилось не более 1 работника, реальная хозяйственная деятельность не велась. Кредитные досье содержали недостоверные сведения, которые было легко проверить.

При разумном и добросовестном подходе такая информация препятствует выдаче денежных средств в столь значительном размере без надлежащего обеспечения. Анализ финансового положения и деятельности заемщиков, а также информации об обеспечении исполнения обязательств по ссудам не являлся комплексным и объективным, проведен с нарушением законодательства. Негативные данные о заемщиках не были приняты ответчиками во внимание. На день выдачи кредитов ни один из заемщиков не имел имущества и доходов, позволяющих им надлежаще исполнять обязательства по возврату полученных денежных средств, не вел хозяйственную деятельность, сопоставимую с объемом получаемых от банка денежных средств.

Формирование заведомо неликвидной кредиторской задолженности — одно из наиболее часто встречающихся оснований для взыскания убытков и привлечения к субсидиарной ответственности контролирующих компанию лиц. Например, с руководителей и членов правления АКБ ≪Московский залоговый банк≫ по указанному основанию были взысканы убытки в размере 2 251 459 000 рублей (постановление Арбитражного суда Московского округа от 18.03.2016 № Ф05-19630/2015 по делу № А40-12657/2009).

Соблюдение процедуры одобрения сделок, которым предшествовали проверка контрагентов, своевременное принятие мер по взысканию просроченной задолженности — все эти действия даже в случае, если реально долг взыскан так и не будет, будут свидетельствовать о том, что топ-менеджеры действовали добросовестно и разумно в интересах компании, а причиненные убытки являются не чем иным, как обычным предпринимательским риском.

Еще одно основание для отказа в иске о взыскании убытков — пропуск срока исковой давности, который составляет три года. Течение срока начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права. То есть срок отсчитывается не с момента заключения убыточной сделки, а с момента, когда истец реально получил доступ к документам (постановление Арбитражного суда Московского округа от 18.04.2016 № Ф05-2422/2015 по делу № А40-48885/2009).

Убытки за выплату вознаграждения

На практике встречаются ситуации, когда совет директоров устанавливает руководителю компании сверхвысокую зарплату, не обоснованную достижением конкретных финансовых показателей, или ≪золотой парашют≫ на случай увольнения. Это может стать основанием для взыскания убытков с тех членов совета директоров, которые голосовали ≪за≫ такое решение.

Ранее мы уже упоминали о возможности взыскания убытков в том числе с членов совета директоров за решения, которые ими были приняты после истечения срока полномочий. Интересен случай, когда совет директоров на следующий день после истечения срока полномочий утвердил ежеквартальную премию генеральному директору в размере 1 947 824 рублей. Впоследствии указанная сумма была взыскана с них в качестве причиненных компании убытков (постановление Арбитражного суда Московского округа от 03.08.2016 № Ф05-10723/2016 по делу № А40-144572/2015).

Сам по себе факт подписания председателем совета директоров трудового договора с нанятым руководителем еще не свидетельствует о причинении убытков именно подписантом — ведь он исполнял лишь волю коллегиального органа. Ответственность должны нести члены совета директоров, которые голосовали ≪за≫ принятие такого решения, а не подписант, который голосовал ≪против≫ (постановление ФАС Северо-Западного округа от 11.11.2011 по делу № А13-3030/2010). Если бы истец обратился с требованиями ко всем членам совета директоров, которые голосовали ≪за≫, то шансы на успех были бы гораздо выше.

Убытки за административные штрафы

Достаточно редким на практике является привлечение членов совета директоров к ответственности за убытки, связанные с привлечением компании к административной ответственности.

Примером может послужить факт привлечения компании к административной ответственности за публикацию на сайте недостоверного отчета эмитента эмиссионных ценных бумаг, который был предварительно утвержден советом директоров. При надлежащем исполнении своих обязанностей и генеральный директор, и члены совета директоров должны были проверить достоверность содержащихся в отчете сведений (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 04.02.2015 по делу № А45-6881/2014).

Взысканный штраф за нарушение сроков или порядка созыва и проведения собрания также может быть переложен на членов совета директоров (постановление ФАС Поволжского округа от 06.08.2012 по делу № А12-18977/2011).

Основания отказа в иске об убытках к членам совета директоров

Анализ судебной практики показывает, что суды отказывают в исках об убытках к членам совета директоров, если:

  • ответчик голосовал ≪против≫ принятия решения,
  • добросовестно не участвовал в голосовании,
  • из протокола невозможно установить, кто именно голосовал ≪за≫, а кто ≪против≫,
  • принятое решение не имеет юридической силы, например протокол не подписан председателем,
  • отсутствует вина и/или причинно-следственная связь между действиями (бездействием) члена совета директоров и наступившими негативными последствиями,
  • ответчик действовал в пределах допустимого предпринимательского риска,
  • пропущен срок исковой давности.

Кроме того, члены совета директоров непубличного общества могут быть освобождены от ответственности за убытки, причиненные в результате совершения неразумных действий, на основании специального соглашения (п. 5 ст. 53.1 ГК РФ).

Страхование ответственности топ-менеджеров за причиненные убытки также способствует минимизации рисков взыскания компенсации причиненного корпорации вреда.

Последствие взыскания убытков

Федеральный закон от 26.10.2002 N 127-ФЗ ≪О несостоятельности (банкротстве)≫ (далее – Закон о банкротстве) устанавливает ряд негативных последствий для членов совета директоров кредитных организаций. Например, если с них были взысканы убытки в пользу банка или они были привлечены к субсидиарной ответственности, то такие лица не смогут занимать должности руководителей кредитных организаций в течение пяти лет со дня исполнения соответствующего решения о взыскании денежных средств (п. 12 ст. 189.23 Закона о банкротстве).

Кроме того, эти лица не вправе приобретать акции (доли в уставном капитале) иной кредитной организации, составляющие более чем 5% ее уставного капитала, или устанавливать прямой либо косвенный (через третьих лиц) контроль в отношении акционеров (участников) кредитной организации, владеющих более чем 5% акций (долей) кредитной организации, в течение пяти лет со дня исполнения указанными лицами обязанности, установленной судебным актом о привлечении к такой ответственности (п. 11 ст. 189.23 Закона о банкротстве).

Признание члена совета директоров несостоятельным (банкротом) не прекращает обязанность по компенсации причиненных убытков (п. 6 ст. 213.18 Закона о банкротстве).